"Дамское счастье" Эмиль Золя

Grands magasins появились во Франции в XIX веке. Золя в своем знаменитом романе «Дамское счастье» описывает один из таких универмагов, Bon Marché, символ роскоши и изобилия. Его открыл в 1852 году Аристид Бусико. Этот магазин настолько потряс воображение общества, что Эмиль Золя посвятил ему свой роман, вышедший в 1883. Прототипом владельца магазина Октава Муре стал Огюст Эрио — совладелец  Лувра. Вслед за предприятием Бусико были открыты другие: в 1855 — упомянутый Grands Magasins du Louvre (ныне не существует), в 1856 — A la Belle Jardiniere (не существует), в 1865 — Printemps, в 1869 — Samaritaine (приобретен LVMH и на реконструкции с 2005), в 1893 — Galeries Lafayette.

  1. Муре придумывал товарам романтические названия: шёлк «Счастье Парижа», тафта «Золотистая кожа» - удачные названия и реклама интриговали и заставляли посещать магазин хотя бы из любопытства.
  2. Чтобы привлечь всех покупательниц, также женщин с низким уровнем достатка, периодически устраивались распродажи тканей невысокого качества, остатков: «Муре установил, что женщина не в силах противиться дешевизне и покупает даже то, что ей не нужно, если только убеждена, что это выгодно; он создал целую систему постепенного понижения цен на товары, которые продавались туго; он предпочитал продать их с убытком, лишь бы они быстрее оборачивались».
  3. Также в магазине был создан отдел доставки. Сделав покупку, женщина могла оставить её в магазине и обязательно получала её не позднее вечера этого же дня.
  4. К расположению отделов хозяин магазина относился очень серьёзно: «Муре умело скрывал в галереях плохо торговавшие отделы, например, летом отдел тёплых шалей или отдел ситца - зимой. Он окружал их бойко торговавшими отделами и скрывал в шуме и сутолоке». «Он вдруг спохватился, что принятое им расположение отделов - нелепо. Между тем это был разумный порядок, который позволил бы покупательницам самостоятельно ориентироваться. Женщина вошла бы, направилась прямо куда ей надо,: а затем ушла, ничуточки не поблуждав и не увидев всех новшеств. А теперь покупательницы вынуждены будут проходить по таким отделам, куда никогда бы не ступили ногой, а там их привлекут всевозможные искушения». 
  5. «Дамское счастье» затрачивало около шестисот тысяч франков в год на объявления, анонсы и всякого рода извещения. Газеты, стены домов и слух парижан были полны рекламой. «Поистине гениальной была выдумка раздавать всем покупательницам воздушные шары : с оттиснутым названием магазина; странствуя в воздухе, они плыли по улицам в качестве живых реклам» - и это 150 лет назад «о новой премии в "Дамском счастье",  вокруг  которой  Муре поднял целую шумиху в газетах,  -  о  букетиках  белых  фиалок,  огромными партиями  закупленных  в  Ницце;  их  подносили   каждой   покупательнице, независимо от количества купленного товара. И  мало-помалу публика украсилась цветами, - казалось, это  свадебное  шествие;  от  всех женщин веяло ароматом фиалок.»
  6.  Для того, чтобы создать иллюзию переполненности магазина покупателями и таким образом заинтриговать новых: «поставил за правило, чтобы ни один уголок «Дамского счастья» не пустовал. Он требовал, чтобы всюду был шум, толпа, жизнь. Для этого  требовалось, чтобы в дверях всегда была давка. Он добивался этого, размещая при входе удешевлённые товары, поэтому тут вечно толпился бедный люд, и можно было подумать, что магазин ломится от наплыва публики, тогда как он часто бывал заполнен только наполовину».
  7. Чтобы спровоцировать женщину на покупку, на которую она не решается была придумана услуга: возможность возврата не понравившегося товара.
  8. Он ввел форму для продавщиц «и облачилась в форменную  одежду своего отдела - черное шелковое платье», личные продажи «Они препирались из-за того, кто раньше распишется  в  журнале,  ибо  от этого   зависела   очередь    обслуживания  покупательниц» Эмиль Золя отмечает в своем романе, что в первом универмаге были введены новая для того времени практика отчисления продавцам процента с продаж и принцип небольшой прибыли, компенсирующейся за счет огромных объемов продаж.
  9.  И, наконец, к Муре приходит ещё более смелая идея: специально для создания приятной атмосферы и уюта он создаёт в магазине оркестр, выступающий перед покупательницами, а также специальные комнаты отдыха, кафе с бесплатными пирожными и напитками, библиотеку.

«И он образно, пылко, принялся рассказывать, что представляет собой новая система торговли. Это прежде всего колоссальное, ошеломляющее покупателя изобилие товаров, сосредоточенных в одном месте; благодаря обилию выбора эти товары как бы поддерживают и подпирают друг друга» 
Все это позволило владельцам первых универмагов совершать просто гигантские шаги в росте оборота и прибыли. «Менее чем за 4 года они успели увеличить оборот в 5 раз, — мыслимо ли это? Их годовая выручка, недавно составлявшая 8 миллионов, доходит, судя по последним данным, до 40! В их магазине насчитывается целая тысяча служащих».

И это не художественный вымысел Золя. В 1852 году Bon Marche имело годовой оборот 450 тыс. франков и штат из 12 сотрудников. Когда же Бусико умер в 1877 году трудились 1 788 человек, а ежегодный оборот достиг 72 млн. франков, он был в 160 раз больше.

 Золя с точностью описывает типажи покупателей, затрагивает даже тему страсти к мелкому воровству в магазинах у высших слоев общества: «которая уже по-женски бросала на товары грешные взгляды»
Золя улавливает в новом для его времени розничном формате появление первых признаков нынешнего общества потребления, основанного на максимально расточительном образе жизни

У Мурэ при всей его лощеной любезности, прорывалась иногда грубость торгаша, продающего женщину за золото: он воздвигал ей храм, обслуживал ее целым легионом продавцов, создавал новый культ; он думал только о ней и без устали искал и изобретал все новые обольщения; но затем, опустошив ее карманы, измотав ее нервы, он за спиной проникался к ней затаенным мужским презрением — как мужчина, которому женщина имела глупость отдаться».

Он описывает Муре как успешного управленца, который так легко разбирается в психологии людей, играя и манипулируя ими.

«Заметив, что вышедшие из моды,  залежавшиеся товары раскупаются тем быстрее, чем  больше  доля,  отчисляемая  в  пользу продавца, Муре ввел на основе  этого  наблюдения  новые  приемы  торговли. Отныне он стремился заинтересовать продавцов во всем, что они продают;  он им давал известный  процент  с  малейшего  лоскута  материи,  с  малейшего проданного  предмета;  это  нововведение  взбудоражило  всю  торговлю новинками и обостряло среди продавцов борьбу за существование, из  которой хозяева извлекали выгоду. Борьба эта превратилась в руках Муре в  движущую пружину, в организационный  принцип,  который  он  настойчиво  проводил  в жизнь. Он раздувал страсти, сталкивал интересы, позволял сильным поглощать слабых.»
«Он считал,  что  не  следует  компрометировать  себя,  выступая  в  качестве жандарма; как в силу своей натуры, так и по  тактическим  соображениям  он предпочитал  являться  в  роли  благосклонного  божества.  И  он  тихонько подтолкнул локтем Бурдонкля,  блюстителя  порядка:  налагать  кары  обычно поручалось ему» 
«Октав Муре любил ублажать чужие  страсти»
«Зимою он в интересах торговли советовал  им нанимать лишних продавцов, имея в виду впоследствии оставить из них только лучших. Теперь же требовалось максимально сократить  расходы,  поэтому  на мостовую выбрасывали добрую треть приказчиков,  выбрасывали  слабых,  тех, которые позволили сильным пожрать их. Бурдонкль уже принялся за избиение. С его тонких губ то и дело  слетало страшное: "Пройдите в кассу". 
«Сегодня  предстоит  трудный  день,  зато   легко   будет выяснить, на что вы годны»
«Найдется другая работа. Начните с азов... Займитесь уборкой.»

 «Все женщины согласились с этим. Совершенно верно, в  "Дамском  счастье" чувствуешь себя, как в приятном обществе,  ощущаешь  бесконечную  ласку  и заботу,  разлитое  в  воздухе  обожание,  это  и  привлекает  даже   самых неприступных.»

Главная героиня - бедная девушка Дениза с двумя братьями приехала в Париж. Волею судьбы она поступает работать в "Дамское счастье". Только мужество, терпение и трудолюбие помогли ей прокормить себя, братьев и добиться счастья в жизни.

Любовная линия здесь - как приправа к основному блюду. Это история представляет собой простое и ясное руководство в сфере торговли. Роман удивляет актуальностью. Эволюция, которая сметает и разрушает прошлое, чтобы построить будущее.


Перед глазами проносится ослепительный блеск витрин «Счастья», его внутреннее убранство, роскошные наряды, ткани… А потом таким резким контрастом нарисована убогая жизнь мелких лавочников, их агония, страдания, невозможность принятия перемен. "Счастье" было новинкой. Это был вызов, который был брошен в лицо всему обществу, всем старым устоям торговли. Новая махина смела на своем пути все, что попадалось ей  - растоптала целый квартал мелких лавочников, разорила и погубила множество людей. Но это была неизбежная жертва. И сквозь печаль в голосе автора слышится восхищение и преклонение перед этим новым порядком вещей.Читала, и на душе было радостно от наслаждения по-настоящему красивой, богатой и умной литературы. Потрясающая образность и изящность слога. "Под сводами магазина шелк спадал дождем пуха, снежным вихрем, крупными хлопьями. Повсюду трепетали кружева, развеваясь словно паутина на летнем небе и наполняя воздух прозрачным дыханием".

 

 Золя гениален. Он созидатель. Он творец и деятель. И он поистине профессионал своего дела.

«Как это - "весело ли"? - воскликнул он. - Что это  ты  говоришь?  Так вот - до чего ты дошел, старина! Конечно, мне весело, даже когда все  кругом трещит, потому что тогда я прихожу в неистовство. Я остро чувствую,  я  не могу спокойно относиться к жизни; быть может, поэтому мне и интересно.»
«И, уверяю тебя, не промахнусь и  ни  с  кем  делиться  не стану... Главное, видишь ли, это желать, действовать - словом, созидать...  У  тебя возникает идея, ты борешься за нее,  вколачиваешь  ее  людям  в  голову  и видишь, как она разрастается и торжествует... Да, старина,  вот  это  меня забавляет!»
«- Я хочу ее, и она будет моей!.. А если она  от  меня  ускользнет,  вот увидишь, какую я  выстрою  махину,  чтоб  исцелиться.  И  это  тоже  будет великолепно. Ты, старина, этого  не  понимаешь,  иначе  ты  знал  бы,  что деятельность уже в себе самой содержит  награду.  Действовать,  создавать, сражаться с обстоятельствами, побеждать или быть побежденным - вот  в  чем вся радость, вся жизнь здорового человека!»
«Я не делюсь ни с кем».

 

После прочтения «Денег», я пошла в финансисты. Этот роман мне попался только сейчас. Если бы раньше, то я, не раздумывая и не тратя себя на финансовые премудрости, сразу занялась бы своими магазинами и любимой торговлей. И как точно сказано: 
«У него бывал плохой аппетит, если он не заходил вечером проверить выручку «Дамского счастья»